Таджикистан. Окончательный крах политико-идеологической платформы ПИВТ


Окончательный крах политико-идеологической платформы ПИВТ, как результат чрезвычайно высоких амбиций ее лидера

Как известно, 9 сентября 2018 года в Варшаве определенная часть радикально настроенной таджикской оппозиции за рубежом подписали декларацию об образовании совместного объединения — «Национальный альянс Таджикистана» (НАТ). Руководителем альянса был избран Мухиддин Кабири — председатель террористическо-экстремистской организации Партии исламского возрождения (ТЭО ПИВ), запрещенной в Республике Таджикистан.

Консультации по созданию НАТ начались в сентябре 2015 года. Однако, из-за амбиций лидера и кажущейся высокой значимости ПИВ в глазах ее сторонников (по причине запрета партии), участники альянса пришли к определенному консенсусу только к сентябрю 2018 года. Процессу объединения на основе договорных обязательств во имя достижения общей цели способствовал тот факт, что Таджикистан уже начал готовиться к президентским выборам, которые должны состояться в ноябре 2020 года.

За исключением ПИВ, ни один из трех учредителей НАТ не обладает ни реальной политической силой, ни социальной базой, ни имиджем среди населения. Однозначно, что союзники ни в коей мере не смогут повлиять на традиционную радикальную политику ПИВ и не смогут изменить ее политико-идеологические идеалы и цели. В силу данной очевидности участники альянса несут солидарную ответственность за все те катастрофические последствия, к которым может привести незаконная деятельность и воинственная стратегия ПИВ во главе М.Кабири.

Основными задачами Национального альянса являются: «защита демократического правового и светского строя в Таджикистане, создание и поддержание условий для возвращения каждому права на свободу слова, мнений, совести, собраний и объединений». «Таджикистан должен быть свободным, развитым и независимым, где свобода человека должна быть приоритетной».

Удивительно, но именно эти цели в качестве основных идеалов общества отражены и в Конституции государства: «Республика Таджикистан — суверенное, демократическое, правовое, светское и унитарное государство. Таджикистан — социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека».

Поэтому заявленные Национальным альянсом задачи выглядят как ширма для истинных и основных далеко идущих целей.

Равшан Темуриен, один из представителей руководства НАТ, недавно заявил, что основное условие существования НАТ являются секуляризм и демократия. Он отметил, что население Таджикистана после 70 лет существования СССР привыкло жить и работать в светских и секулярных условиях. Общественное мнение показывает, что подавляющее большинство в таджикском обществе являются сторонниками секуляристического и демократического строя.

Но данная позиция одного из руководителей Национального альянса в корне противоречит исконным программным целям и задачам ПИВ. Эксперты указывают, что «невозможно представить, что под этими целями подписались сторонники ПИВ».

Основную внутреннюю проблему НАТ Равшан Темуриен видит в том, что до сих пор до конца не утихают споры о светском и демократическом характере будущей государственности. Он утверждает, что некоторая часть сторонников ПИВ настаивают на том, что недостаточно жестко ведется политическая борьба с нынешним режимом. Таким образом, в идеологическом вопросе у участников Национального альянса отсутствует единое мнение.

Главным своим достижением НАТ считает ведение активной информационной кампании по дискредитации деятельности властей Таджикистана, то есть свой успех в манипулировании общественным сознанием.

Откровенность М.Кабири наглядно демонстрирует, что нацеленность на свержение конституционного строя в республике и является сущностной движущей силой НАТ.
Не случайно, лидер ПИВТ М. Кабири несколько лет тому назад, выражая свои симпатии к движению «Талибан», утверждал, что талибы подтолкнут руководство стран Центральной Азии к большей демократии. «Талибан» не говорит о демократии, он говорит о законах шариата».

Учредители НАТ повторяют те же ошибки, которые в начале 90-х годов допустили Демократическая партия Таджикистана (ДПТ), движения «Растохез» и «Лаъли Бадахшон». Тогда эти силы, поверив в ПИВ, слились с ней в единое объединение, теряя, таким образом, свою политико-идеологическую самостоятельность. Представители духовенства во время февральских событий 1990 года и затем ПИВ присоединилась к другим оппозиционным политическим силам. Используя искреннее чувство и священную веру населения в религию, партия за очень короткий срок, используя свою мощную социальную базу, вытеснила своих политических союзников на второй план, игнорируя и подавляя при этом на самом зачаточном уровне национально-патриотические и демократические политические взгляды и мысли в обществе. В борьбе за власть в середине 1992 года они инициировали начало гражданской войны в стране.

Основное отличие НАТ от Объединенной таджикской оппозиции (ОТО) Р.Темуриен видит в том, что у политических сил, входящих в состав НАТ, отсутствуют вооруженные формирования, а у ОТО все составляющие ее части имели свои вооруженные группировки. Р.Тимуриен акцентирует и утверждает, что, например, сторонники ДПТ во главе с Махмадрузи Искандаровым были вооружены лучше остальных. Каждый боец ДПТ был оснащен 75 — ти килограммовым американским вооружением. Очевидно, что в современных условиях при, имеющихся мощных западных покровителях Кабири для ПИВ и НАТ дело за вооружением не станет. Со стороны Афганистана ПИВ могут вооружить за считанные дни.

На основании «Соглашения о восстановлении мира и согласия в Таджикистане» представителям ОТО была выделена 30 % квота государственных должностей на всех уровнях власти. Но руководители ПИВ подавляющее большинство этих должностей распределили среди сторонников своей партии и обделили ДПТ, движения «Растохез» и «Лаъли Бадахшон», являющихся полноправными членами ОТО.

Начиная с 18 января 2019 года Кабири как председатель НАТ регулярно выступает на страницах фейсбука и отвечает на вопросы читателей и зрителей, подавляющее большинство которых не согласны с целями и идеологией ПИВ, недовольны ее деятельностью и лично позицией Кабири.

Кабири в своих регулярных выступлениях большую части времени посвящал рекламе ПИВ и самого себя. Все упоминания во время беседы о целях и программных установках НАТ он зачастую игнорировал и проводил свою линию защиты своих интересов. Другие три политических сил, как мелкие сопутствующие элементы, для него являются символической ширмой «узаконивания» незаконной деятельности ПИВ. Он утверждает, что все его сторонники знают, как нужно действовать в настоящее время, а в час «Х» все они получат дополнительные указания.

Из данного заявления Кабири следует, что сторонники ПИВ внутри страны ведут себя как тайное общество и управляются через социальные сети из — за рубежа.

Отметим, что руководитель ПИВ М.Кабири сам признает, что в начале 90-х годов в городе Астрахан был одним из самых молодых делегатов съезда по созданию Партии исламского возрождения СССР. Он тогда уже почувствовал, что религия и политическая власть являются самыми мощными инструментами и способами личного обогащения и оказания влияния в обществе. Поэтому (как один из учредителей ПИВ в Таджикистане) Кабири, наравне с другими лидерами и вождями этой партии, несет ответственность за трагические последствия деятельности данной партии начиная с февральских событий 1990 года в городе Душанбе, инициирование гражданской войны в середине 1992 года и до попытки военного государственного переворота в сентябре 2015 года.

Кабири открыто признает, что в свое время получал большую финансово-материальную помощь от Пакистана, Исламской республики Иран и иных исламских государств. До сих пор Кабири не против, если Иран продолжит оказывать ПИВ финансовую помощь, хотя из-за него были испорчены дружественные отношения Ирана и Таджикистана.

Главными источниками финансирования ПИВ по утверждению Кабири являются граждане Таджикистана, как внутри страны так и за рубежом, в том числе России и Европейском Союзе. Он утверждает, что для него не имеет особого значения источник финансирования ПИВ. Кабири, видимо, готов принимать финансовую помощь даже от тех, кто производят и реализуют наркотические вещества. Излюбленная фраза Кабири в кулуарах и приватных разговорах гласит: «если в Афганистане не будут выращивать наркосодержащих растений, производить наркотических веществ и их реализовать в других странах, то населения Таджикистана и Узбекистана умрут с голода».

После закрытия ПИВ, многие ее сторонники открыто выступают в СМИ с сожалением, что долгие годы собирали и отправляли значительные финансовые средства в адрес руководства партии, и не знают, где и для каких целей их средства использовались. Они не исключают, что, возможно, эти огромные денежные суммы использовались как в личных интересах ее лидера, так других руководителей партии. Теперь становится ясна и причина, почему Кабири с такой гордостью и воодушевлением говорит о своих регулярных поездках в РФ от Калининграда до Владивостока. Основная цель этих поездок, оказывается, была пропаганда радикальных религиозных идей и сбор денег среди таджикских трудовых мигрантов. Не случайно, наши соотечественники с территории России оказывались в рядах ИГИЛ в Сирии и Ираке.

Кабири любит рассказывать о своих заслугах перед страной, акцентируя внимание слушателей на то, как он за свой счет в разных районах страны строил школы и другие учреждения, в каком-то году оплачивал 13-ую зарплату 162 штатным работникам Маджлиси намояндагони Маджлиси олии Республики Таджикистан.
Возникает естественный вопрос: из каких денежных средств?

Достоверные источники утверждают, что после подписания Соглашения о достижении мира и согласия в 1997 году и распределения 30 — ти процентной квоты ОТО часть этих должностей руководством ПИВ были проданы. Не случайно, на некоторых должностях по этой квоте были назначены личности, не соответствующие должностным характеристикам, не имеющие соответствующего уровня подготовки, то есть некомпетентные люди. В дальнейшем они пытались с максимальной выгодой конвертировать «политический капитал ОТО» в материально-финансовое богатство. Теперь выясняется, что в процессе достижения мира и согласия в стране руководство ПИВ, и лично Кабири, в этом направлении достигли очень значимых «успехов».

Лидер ПИВ Мухиддин Кабири еще в 1999 году прихватизировал больницу с прилегающим к ней одним гектаром земли в районе Рудаки и другие государственные объекты. ПИВ на 300 тыс. и Кабири, лично, на 500 тыс. долларов приобрели акции Рогунской ГЭС и т.д.

Кабири признается, что он на страницах фейсбука и ютуба не желает вести политические дебаты с известным таджикским оппозиционером Дододжоном Атовуллоевым, при этом ссылаясь на то, что у него отсутствует журналистский опыт. Руководитель ПИВ прекрасно знает, что эти дебаты для него закончатся полным провалом. Хотя каждый политик, в первую очередь, должен быть публичным журналистом и после иметь твердую политическую волю, знать экономику, дипломатию, психологию и т.д. Отказ от диспута с Дододжоном Атовуллоевым свидетельствует как о слабой политико-идеологическую платформе и позиции ПИВ, так и лично Кабири.

Кабири единственным методом политической борьбы для прихода к власти в Таджикистане считает переворот или революцию, т.е. военный путь. Беря за основу методику основоположников и последователей марксизма, в частности Ленина, глава ПИВ, при этом, замалчивает достоинство и достижения советского периода нашей страны. Без осуществления Великой Октябрьской революции 1917 года невозможно представить появление современной независимой Республики Таджикистан. Кабири предлагает объявить героями участников и главарей басмаческого движения. Открыто и нагло врет, и утверждает, что в Таджикистане нет такой семьи, члены которой не были бы репрессированы и убиты в период советской власти.

ПИВ по-прежнему не отказывается от силового способа прихода к власти, и цели создания исламского государства в Таджикистане. Кабири открыто угрожает руководству республики Таджикистана, что ПИВ еще не показала всю свою силу и мощь и на что она способна.
Все участники сообщества с названием НАТ должны знать все стороны политико-идеологического портрета Кабири, чтобы не стать пушечным мясом в деятельности запрещенной ПИВ и не быть почвой для удовлетворения его непомерно высоких амбиций. Данный путь прихода к власти чреват большими трагическими опасностями и последствиями для таджикской государственности и таджикского народа.

Из-за отсутствия своих собственных идей Кабири регулярно прибегает к политико-идеологическому плагиату и присвоению чужой интеллектуальной собственности.

Например, известный таджикский ученый, талантливый философ Хафиз Бобоеров в 2017 году подготовил социально-политический проект о перспективах развития Таджикистана под названием «Национальный альянс». Именно данное название было использовано учредителями НАТ во главе с Кабири 9 сентября 2018 года. Кабири утверждает, что на 90 процентов согласен с положениями и идеями социально-экономической концепции Х. Бобоерова, но категорически отвергает факт интеллектуального плагиата его названия.
Кабири не согласен с 10 процентами данного научного труда. Видимо, он имеет в виду отсутствие в нем положения о насильственном силовом захвате власти и объявлении Таджикистана исламским государством.

Таким образом, с уверенностью можно сказать, что название НАТ является политико-идеологическим плагиатом, незаконным присвоением чужой интеллектуальной собственности и использованием научного авторитета Х.Бобоерова в интересах ПИВ и лично Кабири. А ведь в недалеком прошлом сам Кабири и другие руководители ПИВ преследовали ученого за его критику их деятельности и реакционность их политико-идеологической платформы.

Перед президентскими выборами в 2012 году Кабири и его сторонники вот также аналогично присвоили название Национального движения Таджикистана (Чунбиши миллии Точикистон), председателем которого я являюсь, и под этим названием создали сайт для предвыборной пропаганды Кабири как кандидата в президенты Республики Таджикистан.

Тогда я выступил с резким заявлением о неправомерности плагиата и присвоении названия со стороны этой группы. С этим материалом можно ознакомиться на сайте радио «Озоди» под названием «У «Чунбиши Миллии Точикистон» появился свой «двойник»? Справедливость тогда восторжествовала, мой голос был услышан, и сайт быстро закрыли.

Кабири утверждает, что в современном мире прошли времена, когда нужно заниматься разработкой каких — либо Программ и долгосрочных Планов. Программы должны быть в сердцах каждого человека. Когда народ «поверит и доверит» им власть в стране, вот тогда они и предложат «точную» свою Программу.

Дододжон Атовуллоев недавно на своей странице в фейсбуке на вопрос своих читателей о его отношении к руководству Таджикистана с предельной ответственностью и откровенностью отвечал: «Лучше будет, чтобы по этому вопросу я высказался открыто. В случае, если на политическом горизонте нашей страны появится радикальное и реакционное политическое образование и будет угрожать миру, стабильности и независимости нашей страны я буду на стороне президента Эмомали Рахмона. Таджикистан и его независимость считаю ценнее и выше собственной жизни, священнее всех и всего. Ни при каких условиях и стечении обстоятельств не буду на стороне тех, кто по своему усмотрению и желанию пытаются и хотят для всех остальных кроить и сшивать одежду, чтобы все были похожи на них и последовали их поведению. Не дай Бог если у кого-то головной убор-чалма или скатерть (дастархан) будет не таким цветом или брюки будут другой формой и т.д. его тут же объявляют врагом Бога и найдут фетва и обоснования, чтобы отрезать ему голову! Категорически с такими силами не буду».

Дододжон Атовуллоев также отмечает, что если такие силы придут к власти, то в стране камня на камне не останется, страна будет залита морем крови. Но все это не означает, что мы не должны высказаться о недостатках руководства страны, особенно по социально-экономическим и другим насущным политическим проблемам.

За последний год Кабири, в качестве председателя НАТ, выступал в роли ответственного работника по международным делам США и стран Европейского Союза. В своих публичных выступлениях от имени этих стран Кабири в категоричной форме регулярно угрожал руководству Таджикистана, что рано или поздно за просчеты и ущемления прав его сторонников он включит их в санкционные списки, заблокирует их приезд в эти страны и подаст на них в международный суд. Его самоуверенное поведение свидетельствует, что он заручился твердой поддержкой определенных специальных служб западных стран и озвучивает текст своих иностранных покровителей.

Иначе говоря, Кабири объявил руководству Таджикистана холодную войну, и эта война в любой момент может перерасти в горячую, что чревато серьезными последствиями для страны.

Кабири, принимая участие в работе Комиссии по национальному примирению (КНП) после подписания Соглашения о достижении мира и согласия в Таджикистане, был ближайшим соратником, советником и доверенным лицом основателя ПИВТ, покойного Саида Абдулло Нури. Имел на него большое психологическое влияние и, возможно, многие решения принимались им именно на основании советов и подсказок Кабири.
В июне 1999 года в процессе подготовки к референдуму по внесению дополнений и изменений в Конституцию РТ со стороны политических партий и движений, которые не входили в состав КНП был организован Консультативный совет (КС). Основной целью КС было недопущение не демократических дополнений и изменений в Конституции страны. До проведения референдума в сентябре 1999 года Консультативный совет совместно с руководством ПИВ пришли к согласию, что в подготовке законов о выборе Маджлиси Оли и Президента будут работать совместно. Но перед проведением референдума ПИВ вероломно предала интересы КС и отвергла предложения по изменению и дополнению в Конституции.

Отметим, что ПИВ только 12 августа 1999 года смогла легализовать свою деятельность. На президентских выборах в ноябре 1999 года ПИВ на своем съезде в качестве кандидата на пост президента выдвинула Давлата Усмона. Несмотря на то, что сам кандидат бойкотировал данные выборы, он был зарегистрирован Центральной избирательной комиссией в качестве кандидата от ПИВ. Основанием для регистрации послужил протокол, подписанный накануне выборов, а также договоренность между Саидом Абдуллои Нури и президентом Эмомали Рахмоновым.

В день выборов, уже в 11.00 часов утра, Саид Абдуллои Нури выступил с заявлением о признании президентских выборов демократическими и свободными, и акцентировал внимание на то, что какими бы не были их результаты, руководство ПИВ их признает.

В результате выборов кандидат на пост президента от ПИВ получил всего 2% голосов избирателей.

В процессе подготовки и проведении референдума в сентябре и выборах президента в ноябре 1999 года руководство ПИВ с целью защиты своих интересов не только предали интересы других политических партий и движений, но и препятствовали, чтобы жизненно важные для страны политические мероприятия были проведены демократическим путем. Наоборот, руководство ПИВ попрали основы демократической культуры и политической справедливости в стране.

И сегодня на повестке дня стоит вопрос: можно ли доверить управлять страной такой партии и ее лидеру Кабири? Ответ однозначен: » Нет! ТЭО ПИВ не заслуживает доверия!»

Посол США Ричард Хоугланд на встрече с Кабири 22 ноября 2005 года заявил, что госсекретарь США Кондолиза Райс передала правительству Таджикистана о пожелании США видеть ПИВ на политической сцене страны стойкой и активной. Он пишет, что Кабири это тот «политик, которому нужно поле деятельности, но Рахмонов ему такой возможности не даст». Именно поэтому Запад должен задуматься о более безопасных путях его поддержки и презентации, которые не должны ограничиваться лишь семинарами и конференциями.

Запад в лице руководства США уже в 2005 году выбрал М. Кабири в качестве противовеса руководству Таджикистана и антииранского агента для далеко идущих своих геополитических интересов в ЦА.

С 2010 года ПИВ, заручившись, видимо, поддержкой США, начала реализовывать новую тактику, нацеленную на превращение исламского общества в стране в исламское государство.

После провала на февральских выборах Маджлиси Намояндагон 2015 года лидер ПИВ М. Кабири покинул Таджикистан. Он уже тогда имел гарантированную поддержку со стороны определенных сил в западных странах. Преувеличивая свой авторитет и свои финансово-политические и военно-силовые возможности, Кабири фактически ввел в заблуждение Политсовет ПИВ. Члены Политсовета стали заложниками его ложных обещаний.

27 июня 2015 года Политсовет ПИВ отправил на имя президента Эмомали Рахмона провокационно-ультимативное обращение, в котором сказано: «Несомненно, ответственность за всю эту негативную ситуацию будет лежать на Правительстве, прежде всего на Вас, Ваше Превосходительство, как его руководителе».
В своих интервью в СМИ относительно этого обращения лидер ПИВТ М. Кабири отмечает: «Власти нужна маленькая, но победоносная война».

Учитывая ультимативный и воинственный характер высказываний руководства ПИВ, в своей речи в День национального единства 27 июня 2015 года Президент Эмомали Рахмон ответил им в очень жесткой форме: «Славный народ Таджикистана никогда не забудет предательские деяния некоторых групп и лиц, которые в начале 90-х годов прошлого века втянули Родину наших предков в кровопролитие и нашу только что обретшую независимость страну — в пламя войны».

Из-за наглых, воинственных, угрожающих высказываний своих лидеров, руководители и активисты региональных ячеек ПИВ заявили, что «ислам не нуждается в политической партии», и постепенно начали покидать ряды партии, объявляя о прекращении деятельности ее региональных ячеек. С их стороны прозвучало требование: закрыть деятельность ПИВ в стране.
Процесс выхода членов ПИВТ из ее рядов в дальнейшем усилился, и данная организация утратила статус политической партии.

Политсовет ПИВ довел свое противостояние с руководством страны до критически опасного уровня, до попытки госпереворота в сентябре 2015 года со стороны генерала Абдухалима Назарова. И последстие — закрытие и запрет ПИВ на территории Таджикистана.

События в сентябре 2015 года вокруг ПИВ давали американцам и европейцам новые аргументы для давления на правительство Таджикистана. Они не скрывали, что помимо вопросов безопасности и экономики озабочены поддержкой свободы слова и прав человека в республике.

Именно с сентября 2015 года как великий стратег продвижения личных интересов, Кабири, увидев крах собственной политики в руководстве партии, приведшей к закрытию ПИВ и осуждению членов Политсовета, искал запасной политический аэродром и начал переговоры с другими политическими группировками о создании НАТ.
По-видимому, США и ЕС рассматривают М. Кабири в качестве лидера на предстоящих президентских выборах в РТ, на которого можно сделать ставку в случае хаотизации ситуации в республике.

Воинственная риторика Кабири в последнее время привела к тому, что некоторые его сторонники уже неприкрыто выступают на страницах интернета, нарушая законные границы политической пропаганды среди населения. Они открыто выступают за свержение власти в Таджикистане и установление шариатских норм правления.

На основании экскурса в 90-е годы прошлого столетия и на основании анализа событий можно сделать однозначный вывод: по причине чрезвычайно высоких амбиций лидера ПИВ М. Кабири, цель которого — достижение скрытых своекорыстных интересов путем воздействия и манипулирования общественным сознанием, эта партия окончательно стала политико-идеологическим банкротом.

До тех пор, пока на политическом горизонте Таджикистана под маской духовного лидера маячит силуэт ПИВ и ее зловещий лидер Кабири, остается угроза дестабилизации общественно-политической обстановки, попытки госпереворота и создания в стране исламского государства.

Поэтому в настоящее время Таджикистан нуждается в конструктивной, демократической оппозиции, которая без всякого рода ухищрений и условностей стоит на позиции светского демократического государства, где власть принадлежит полноправным гражданам, и сохраняются духовно-нравственные, национальные, социально-экономические, семейные отношения и институты, удовлетворяющие интересы личности и общества в целом.

Здраво мыслящим, светски и демократически настроенным политическим группам и учредителям Национального альянса необходимо как можно быстрее само распуститься. Ибо, политическое прошлое ПИВ и личные качества ее руководтеля Кабири, который объявил холодную войну руководству страны, продолжает стоять на позиции радикализма и смены власти не демократическим путем, при определенных обстоятельствах ради своей выгоды и реализации главной цели ПИВТ без оглядки предаст своих политических союзников по НАТ.

Хоким Мухаббатов — Председатель Национального движения Таджикистана, автор книги «Воля к свободе»

Источник — ЦентрАзия
Постоянный адрес статьи — https://centrasia.org/newsA.php?st=1568881440